главная  
 
живопись
 
  графика  
 
  публикации  
 
  выставки  
 
  биография
 

"ЖИВОПИСЬ НЕПОКОЯ"     Майя Луговская


Одна из величайших радостей, дарованных человеку, это способность проявлять себя, свое видение внешнего и внутреннего мира средствами искусства, в том числе изобразительного. В течении тысячелетий изобразительное искусство не исчерпало все интеллектуальные, эмоциональные и технические возможности самовыражения. Жизнь доказала неисчерпаемость, не-скончаемость страсти, желания множества людей показать наглядным способом то, что нельзя оставить лишь в своей душе, сердце, мыслях, чем хочется поделиться с кем-то, то есть с другим существом. И как правило, чем оно страстнее, это желание, тем сильнее вызывает отклик, начиная с наскальных изображений до всех самых современных школ и направлений в искусстве.

Живопись Виктора Казарина с первого же взгляда была мной принята и бесповоротно вошла в душу. Она — явление очень русское и по-своему уникальное. Казарин — художник с ярко выраженным собственным — я. Его не спутать ни с кем.

"По небу изголубо-темному, как будто исполинской кистью наляпаны были широкие полосы из розового золота." Это могучее описание неба над степью, изображенное, как бы рукою великана, взято мной из Гоголя (Тарас Бульба). Оно удивительно подходит ко многим полотнам Казарина, точнее о них не скажешь. Они животрепещущи и сверхсовременны. Сейчас это называется неоэкспрессионизмом.

В живописи Казарина полное отсутствие заумных ухищрений; казалось бы все очень просто и в то же время это всегда — взрыв чувств. Его краски — это тревога, предупреждение, призыв, набат. Казарин вобрал в себя опыт любимых художников: Феофана Грека, Дионисия, Эль Греко, Врубеля, Ван-Гога, но преломил их опыт в современных образах, с современной болью, своим нервом.

В живописи Казарина всегда присутствует его необузданность, страсть, и в этом-то как раз и сказывается его очень русская черта. Краски его примо-таки срываются с холста, будь то петух или закат. Его кораблики всегда на гребне волны пытаются противостоять стихии шторма. Его вороны в тревожном своем полете — угрожающи. Портрет, натюрморт, да и все остальное тоже — непокой. Петух, размером во всю стену яростно многозначителен и полон собственного достоинства. На обсуждении одной из персональных выставок, в Доме культуры "Меридиан", Казарина спросили: что олицетворяет этот его петух? Художник ответил: продолжение рода и сохранение вида. Экологическая забота! Она и присутствует во всех его творениях. Краски Казарина вопиют — сохраните жизнь на земле! В сложное, угрожающее время, в котором все мы сейчас живем, это особенно важно.

Казарин неустанно и много работает, творя новое слово в искусстве. Я верю в его могучее будущее.




главная  
 
живопись
 
  графика  
 
  публикации  
 
  выставки  
 
  биография